?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Гендерное направление лингвистики (гендер - «социокультурный конструкт, связанный с приписыванием индивиду определенных качеств и норм поведения на основе его биологического пола" [Кирилина, Томская 2005]) постепенно начинает охватывать методику преподавания иностранных языков. Преподаватели стараются перенести на методическую почву идеи о гендерной разнице в языке и речи. Рассмотрим ситуацию с гендерным аспектом в методике преподавания русского языка как иностранного.


Гендер в грамматическом аспекте начинается вводиться в обучение на начальном этапе. Это выражается в грамматическом роде существительных и прилагательных, выражении рода в прошедшем времени глагола. Однако гендер проявляет себя не только в грамматике, но и на всех уровнях языка - в фонетике (например, в выборе формы - Она симпатичная vs она симпатии-и-ичная), в словообразовании (любимый - любименький), в словоупотреблении (Это вкусный пирог. - Это безумно вкусный пирог. Это та-а-акой вкусный пирог). Первую форму скорее всего выберут мужчины, вторую - женщины. Что будет, если студент иностранец выберет женскую форму? Скорее всего, это вызовет определенный эффект, так как речь его станет женственней. А если это будет повторяться неоднократно (что часто случается, если мужчина обучается преподавателем-женщиной), это будет примером коммуникативной неудачи. Следовательно, обучение гендерному аспекту имеет прагматический аспект. В проведенном нами опросе студенты анализировали отражение своего собственного гендера в изучаемом языке. Так, студентка из США вспомнила, что выговаривала определенные слова слишком жестко, как ее преподаватель-мужчина. По ее словам, слово «да» в ее устах звучало «с солдатской интонацией». Студент из Испании, который большую часть языка выучил благодаря своей русской подруге, на определенном этапе обучения начал задумываться, какой процент его речи феминизирован. Выше обозначенная проблема получила развитие в статье А.А. Коростелевой [Коростелева 2007] и получила название «Синдром Баоюя», по имени героя китайской литературы, воспитанного в женском обществе.
Нами была предпринята попытка разработать спецкурс по гендерному аспекту. Ниже приводим фрагмент занятия, посвященного вхождению студента в проблему гендерного в языке и речи, а также знакомству с маркированным словоупотреблением.
Так как большая часть материала данного раздела относится к стилистической компетенции студента, преподавателю стоит удостовериться, что студент владеет этой компетенцией на достаточном уровне, чтобы отмечать сниженную лексику, бранные слова и т.п. Уровень студентов, на которых ориентирован данный спецкурс - продвинутый (начиная с уровня В2 Европейской системы ALTE). Это объясняется тем, что студенты должны демонстрировать навыки и умения свободной ориентации в коммуникации на русском языке: различать оттенки сказанного, умело выражать эмоции на русском языке и пр.
В начале занятия преподавателю при объявлении темы занятия стоит подчеркнуть, что в русском языке имеются не законы, а лишь тенденции гендерно маркированного словоупотребления. То есть в русском языке нет четкого разделения на женскую и мужскую лексику, однако некоторые слова носитель языка с легкостью может отнести к женским или мужским. Также, называя тенденции, стоит отметить, что они не исключают того, что лица другого пола не могут использовать те лексические единицы, которые эти тенденции описывают. Так, мужчинам приписывается терминологичность речи, однако это не исключает использование женщинами в речи профессионализмов. Кроме того, особенности словоупотребления зависят и от профессии фактора говорящего: так, из уст мужчин, носителей творческих профессий (режиссеров, актеров, художников) вполне естественно услышать гиперболизированную оценку (которой характеризуется женская речь), а из уст женщины, занимающейся политикой или бизнесом, можно услышать большую точность номинации объектов и терминологичность, свойственную мужской речи.
Ввести студента в проблему гендерного аспекта лингвокультурного существования поможет отрывок из пьесы А. Слаповского, в котором участвуют три персонажа - Человек, Стул, и Кровать. Студентам необходимо проследить, как они разговаривают, проанализировать их коммуникативное поведение. В результате анализа будет понятно, что Стул разговаривает, как мужчины, а Кровать - как женщины. Затем обратимся к грамматическому роду этих слов. Носители языка без труда понимают, почему "кровать" выражает женскую точку зрения на вещи, а стул - мужскую. Каким образом иностранец может прийти к этому? Если изъять из текста имена говорящих и предложить студенту самостоятельно определить половую принадлежность действующих лиц, каким образом они бы это сделали? Исходили ли бы они из понятий грамматического рода? Носитель языка определил бы это с легкостью. Каким образом данный отрывок можно было бы перевести на иностранный язык, в котором род отсутствует? Данная пьеса крайне показательна в сфере отражения рода и гендера в языке. Для носителя русского языка каждое существительное, имея род, ассоциируется с "женским", "мужским" или "средним".

СТУЛ. Да... Уж выбрал так выбрал...
КРОВАТЬ. А в чем дело, собственно?
ЧЕЛОВЕК. Вот именно. Кровать как кровать. Нормальная кровать.
СТУЛ. Где твои глаза, интеллигенция ты вшивая? Вкус твой где? Ты видишь: у меня спинка и ножки - темной полировки! А у нее? А у нее полировка светлая! Как мы будем вместе смотреться, я спрашиваю?
КРОВАТЬ. Если кому-то не нравится - может убираться. И вообще, такому стулу, как ты, - на кухне место. Да и то почета много.
СТУЛ. Ты на себя посмотри, шалава! У тебя вид самый что ни на есть казенный! (Человеку.) Ты ее, случаем, не из общежития приволок?
КРОВАТЬ. А что ты имеешь против общежития?
СТУЛ. Угадал! Падла буду, угадал!
ЧЕЛОВЕК. Общежитие. Верно. Вот как все это выглядит. Еще нет ничего, а уже похоже на общежитие. Общежитие на одного. Нет, надо было покупать новые вещи. Сразу.
КРОВАТЬ. А вы сами, извините, что - совсем новый? Вы тоже, извините, весьма подержанный. Так что - одно к одному. Да и то посмотреть, кто как жил. Я по вашему лицу вижу, что вы жили скучно, уныло и однообразно. А я жила полной, насыщенной, ураганной даже жизнью! Да, я попала в общежитие. Но не в студенческое, я попала в общежитие ИУРК.
СТУЛ. Чего?
КРОВАТЬ. ИУРК! Удивляюсь, в каком мире вы живете, не
знать таких вещей! ИУРК - это Институт Усовершенствования Работников Культуры. О, это была жизнь! Каждый месяц - новый человек. Оторван от быта и семьи. Естественно, он хочет отдохнуть. Вино, женщины, песни, музыка, боже мой, двенадцать лет пролетело как один миг!
СТУЛ. Проститутка! Путана! Давалка! Дешевка! Тьфу! И еще хвалится!
КРОВАТЬ. А что такое? На мне были счастливы сотни и даже, не побоюсь этого слова, тысячи людей! Чего я должна стыдиться? Я вас спрашиваю!
СТУЛ. Да нет, вообще-то, если разобраться... Может, и так...
КРОВАТЬ. Я видела такие драмы и трагедии, что вам и не снились. Один помер на мне - пьяный блевотиной захлебнулся, во сне окочурился. Другой, тоже во сне, сигаретку непотушенную оставил, матрац тлеть начал, он задыхается, а проснуться не может. Так и не проснулся. Третий сил не рассчитал, на женщине загнулся, инфарктник несчастный... Но это - прекрасная смерть!
СТУЛ. Да уж, конечно!
КРОВАТЬ. Он так и будет скрипеть? Я не вынесу! Или он - или я!
ЧЕЛОВЕК. Ничего, уживетесь.
КРОВАТЬ. Я сказала!
СТУЛ. Ты полегче, полегче! Хозяину видней. Я у него раньше, он меня больше любит.
КРОВАТЬ. До первой ночи, голубчик, до первой ночи!.. О чем я? Ты меня сбил с мысли!.. Да! Конечно, такая жизнь не проходит бесследно. Меня списали. Я была в шоке! Меня хотели вышвырнуть на свалку. Но меня спас заместитель директора по хозяйственной части. Он отвез меня на дачу. О, дача! Какой воздух! Какая семья! Чистенькие румяные дети! Культурные гости! По вечерам все слушали музыку - не попсу какую-нибудь, а Баха, Генделя, Дебюсси, Равеля, Чайковского, Шопена, Баха...
(А. Слаповский «Голая комната»)
На примере данного отрывка студенты могут проследить следующие черты гендерно маркированного речевого поведения:
1. речевая агрессия и доминирование
2. склонность к использованию сниженной лексики
3. повышенная эмоциональность речи, в данном тексте выражающаяся преимущественно в особом словоупотреблении, фонетике (обилие восклицательных интонаций) и грамматически (инверсия).
После прочтения текста преподаватель просит студентов отнести вышеперечисленные коммуникативные характеристики к мужскому или женскому типу речевого поведения.
Далее более подробно остановимся на двух чертах — тенденции к стилистически сниженной лексике (свойственной мужчинам) и повышенной речевой эмоциональности (свойственной женщинам).
Задание 1. Прочитайте отрывок из пьесы. Отметьте, словами какой стилистической окраски пользуются Стул и Кровать?
Найдите стилистически сниженные слова (шалава, вшивый, приволок, падла, давалка). Кому они принадлежат?
Речь мужчины характеризуется более частым использованием стилистически сниженной лексики.
Задание 2. Представьте, что на месте Стула была бы Тумбочка. Замените выделенные слова.
СТУЛ. Ты на себя посмотри, шалава! У тебя вид самый что ни на есть казенный! (Человеку.) Ты ее, случаем, не из общежития приволок?
КРОВАТЬ. А что ты имеешь против общежития?
СТУЛ. Угадал! Падла буду, угадал!

СТУЛ. Проститутка! Путана! Давалка! Дешевка! Тьфу! И еще хвалится!
КРОВАТЬ. А что такое? На мне были счастливы сотни и даже, не побоюсь этого слова, тысячи людей! Чего я должна стыдиться? Я вас спрашиваю!
Задание 3. Чья речь отличается большей эмоциональностью? Приведите примеры эмоциальной речи. Какими лексическими, грамматическими средствами пользуется Кровать? Как бы на месте героини сказал мужчина?
(Я в шоке. Какая дача! Боже мой, боже мой! О!)
Задание 4. Расскажите о случае, который произошел с Вами. Используйте гендерно марикрованные фонетические, лексические и грамматические средства экспрессии.

Бурвикова Е.В.

Comments

( 2 comments — Leave a comment )
iroid
May. 15th, 2012 12:03 pm (UTC)
Мне кажется, на приведенном отрывке объяснять гендерный различия в речи некорректно. Стул в пьесе не просто употребляет стилистически сниженную лексику - он ругается, проявляет агрессию и неуважение к собеседнице. Такое поведение характерно не для мужчин, а для определённой группы населения; образованные, интеллигентные мужчины так не говорят. Такое речевое поведение, мне кажется, нельзя преподносить как норму для мужчин, тем более нельзя учить мужчин-иностранцев так разговаривать.
maryxmas
May. 16th, 2012 01:44 pm (UTC)
смешались в кучу кони, люди...
человек, писавший этот текст, не понимает отличий между категорией рода (англ. gender) и гендером как аналитической концепцией социологии, психологии и других наук гуманитарного спектра.

это я уже молчу про чрезмерные необоснованные обобщения во всём остальном тексте.
( 2 comments — Leave a comment )