metodika_rki

Categories:

Утрата каждого языка - это как гибель большой библиотеки

Владимир Плунгян: Утрата каждого языка — это как гибель большой библиотеки

О самых редких и странных языках нашей планеты, чем они отличаются друг от друга, почему исчезают и как их спасти в интервью порталу «Русский мир» рассказывает автор книги «Почему языки такие разные?» https://www.litres.ru/plungyan-vladimir/pochemu-yazyki-takie-raznye/ заместитель директора Института русского языка имени В. В. Виноградова РАН Владимир Плунгян. 

— Ваша книга «Почему языки такие разные» написана для специалистов, или что-то понять в ней может не только лингвист? 

— Книга как раз писалась как популярная. Это моя первая книга, это популярная книга для любого человека приблизительно от 12 до 92 лет. Так что можете смело читать. Я знаю, что люди её читают. 

— Вы там отвечаете на вопрос о том, почему языки такие разные? 

— Это, конечно, немножко... трюк. Потому что вопрос задан, а ответить-то на него наука не может. Скорее всего, как мне кто-то из читателей об этом однажды написал: «Ваша книга на самом деле отвечает на вопрос, скорее, в чём языки разные, а не почему». Это, действительно, прежде всего книга о языковом разнообразии человечества: какие вообще бывают языки и что в них разного. 

— А что в них разного? 

— Если коротко — почти всё, что может быть в языках, у них может быть «разное». Знаете, та область лингвистики, которая этой проблемой занимается, называется «лингвистическая типология». Специалисты не перестают поражаться разнообразию человеческих языков. Обычному человеку даже трудно представить, насколько эти различия разбивают наши стереотипы. Буквально всё, что вам может прийти в голову относительно языка, это не универсально. То, что, скажем, есть в русском, к чему мы привыкли, то, что есть и кажется абсолютно необходимым и естественным для русского, или английского, или испанского — привычных нам европейских языков — совершенно необязательно будет присутствовать в языках народов Океании, Африки, Америки, да даже и во многих языках народов России. Взять хоть известное школьное понятие — части речи: в разных языках в этом смысле абсолютно разные картины. Или прилагательные. В очень многих языках мы не найдём прилагательных. Да даже существительные и глаголы далеко не во всех языках ясно различаются или слабо представлены. Тем более понятно, что в языке может вовсе не быть предлогов. И так далее. Так же устроено разнообразие звуков, разнообразие грамматических категорий, синтаксических моделей, предложения. Когда я писал эту книгу, исходной идеей было сделать ощущение постоянного изумления перед поразительным разнообразием человеческих языков достоянием не только узкой группы специалистов. Кстати, мы ведь и русский лучше будем знать, если будем понимать, как он соотносится с другими языками. 

— Какой язык самый странный? 

— На этот вопрос нельзя ответить. Все языки друг на друга не похожи. Тут нет точки отсчёта. 

— Ну, допустим, по сравнению с русским, английским, французским или казахским. Или они тоже разные? 

— Те языки, что вы назвали, конечно, друг от друга отличаются. Но не так сильно. Это всё языки, как говорят специалисты, одного ареала. Европы или Евразии. 

— То есть ничего экзотического в них нет? 

— Ну почему же. В языках Европы есть разные очень интересные особенности по сравнению с другими языками. Но мы к ним привыкли. Считаем, что в них нет ничего экзотичного. С научной точки зрения это, как вы понимаете, очень далеко от истины. 

— Насколько уникальна, например, категория вида русского глагола, которой нет в других языках? 

— А вот здесь как раз наоборот. Действительно, когда-то исследователи думали, что это уникально. Первыми об этом заговорили славянофилы в XIX веке, многие из них занимались языком и открыли, что в русском глагольный вид играет более существенную роль, чем в языках Западной Европы. Это было важным открытием, до них этого не понимали. Но исследователи того времени всё-таки очень плохо представляли себе неевропейские языки. Теперь мы знаем языковой пейзаж мира чуть лучше, всё-таки за 150 лет лингвистика какие-то шаги вперёд сделала. А в нашем обыденном сознании остались вот эти полузабытые уже наукой идеи XIX века. Категория вида, конечно, важная черта русского языка, других славянских языков. Но не уникальная. Здесь, понимаете, есть такая проблема, что люди, которые занимаются только русским языком, часто преувеличивают какую-то уникальность русского языка. Не в обиду им будет сказано, но мы находим лексические, грамматические черты, присутствующие в русском, в самых неожиданных местах. Я бы сказал, что даже эта категория вида — довольно распространённая категория в языках мира. Другое дело, что она в каждом из них немного по-разному выглядит, и не всегда просто это сходство заметить. 

— Ну а где же тогда можно найти языки, наиболее далёкие от европейских по строю? 

— Пожалуй, самый экзотический для нас, европейцев, ареал — в Новой Гвинее, ещё в бассейне Амазонки. Вот там языки, строй которых не похож ни на что привычное. Эти носители языков считаются наиболее экзотическими с точки зрения теоретической лингвистики. У коренных жителей Новой Гвинеи один из самых высоких в мире показателей языковой дробности. Там много сотен разных языков и не меньше десятка разных языковых семей. Называть это всё одним языком неправильно. Их называют папуасами, что не нравится лингвистам: их очень много и они абсолютно разные. Примерно так же дело обстоит и с коренными жителями Южной Америки. В просторечии их называют индейцами, а там тоже много разных языков, народов, цивилизаций. А мы повторяем старую ошибку Колумба, который думал, что нашёл Индию… Вот эти два языковых ареала, где разных племён, малых этносов, народностей, которые сильно отличаются друг от друга этнографически и культурно, очень много. И их языки наукой наименее изучены. 

— Почему? 

— Отчасти это делается как раз для охраны местных народов, а отчасти там могут быть разные полезные ископаемые. Наверное, правительство не очень хочет, чтобы туда проникали европейцы. Такая специальная политика — не трогать редкие регионы, чтобы сохранить их от вторжения, от гуманитарной катастрофы, которая может произойти при резком столкновении этих народов с современной цивилизацией. А уж если там какие-нибудь полезные ископаемые найдут — вообще пиши пропало… Когда на сцену выходят большие деньги, о малых народах все забывают сразу, дружно и надолго. В Бразилии это понимают очень хорошо. 

— Вы сами много путешествуете? 

— Довольно много бывал в разных экспедициях. У нас ведь в стране довольно много разных языков, и на севере России, и в Сибири, и на Кавказе. И в Африке бывал... 

— В джунглях Амазонки или на Новой Гвинее? 

— Там побывать не довелось. Как и очень многим другим лингвистам. Я думаю, что среди российских лингвистов нет ни одного человека, который профессионально там работал. 

Читать интервью полностью в источнике:

https://russkiymir.ru/publications/147615/

#уцря #курсыркимгу #языкимира #методикарки

Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.