metodika_rki

Categories:

"Заимствования - показатель здоровья языка, а не деградации нации"

Граффити «Охотники на привале» художника Zoom. Эта же иллюстрация использована в обложке материала. / Фото – Instagram @zoomstreet
Граффити «Охотники на привале» художника Zoom. Эта же иллюстрация использована в обложке материала. / Фото – Instagram @zoomstreet

«Заимствования — показатель здоровья языка, а не деградации нации». Что будет с русским языком

Интернет — не только вторая реальность, но и мощная сила, которая меняет нашу коммуникацию. К чему приведет процесс заимствования интернет-лексики? Hi-Tech Mail.ru поговорил с профессиональным лингвистом Светланой Тамбовцевой о том, почему «лайк» проще, чем «нравится» и в чем похожи «Игра престолов» и «Приключения Шурика».

Почему люди коверкают язык в интернете? Это мода или необратимый языковой процесс, который происходит не только в России?

– Интернет стал зоной языковой креативности. В этом, по сути, нет ничего нового, просто новые средства коммуникации сделали процесс глобальным. Субкультурный сленг существовал веками. Теперь для его распространения нет ограничений, кроме покрытия мобильных сетей и протяженности кабелей оптоволокна. Есть очаги его возникновения — форумы и имиджборды, средства распространения — вирусный контент.

Расширение аудитории происходит через социальные сети. В этом процессе нет ничего специфически российского. Просто в постсоветский период мы стали частью «глобальной деревни», и контекстуальные шутки могут теперь объединять людей с совершенно разным бэкграундом.

Здесь есть и свои критерии, но довольно относительные — возраст, субкультурная принадлежность (футбол, любители определенных видеоигр, аниме и прочие). Если говорить о моде, то в последнее время русский язык в тренде — взять хотя бы кириллические надписи на футболках.

Почему мы говорим «лайк», а не «нравится»? Как приживаются сложные слова типа «лайфхак»? Их даже неудобно говорить.

– Дело не только и не столько в простоте — она не главный фактор, который определяет, приживется слово в языке, или нет.

В первую очередь лингвистика учит нас учитывать контекст. Один и тот же человек в разных ситуациях и с разными собеседниками выбирает варианты «найс», «лайк» или «милый/мило» и «мне нравится».

Владение сленгом на самом деле предполагает очень развитые языковые компетенции. Человек должен уметь успешно переключать различные стилистические регистры в зависимости от целого ряда факторов, чтобы звучать уместно и достигать нужного эффекта своим словоупотреблением.

В сленге крайне важен экспрессивный компонент — иногда он вытесняет содержательный. Для сравнения можно вспомнить использование мата как «детонирующей запятой» — маркера интонационного выделения, полностью пустого содержательно.

Экспрессивный заряд слова очень быстро стирается и нуждается в быстром обновлении — вот почему сленг гораздо более динамичен, чем другие языковые пласты. «Чумовой», «мобила» — маркируют человека как носителя старого сленга, «кульные» и «рульные» словечки середины нулевых вызывают сейчас смесь смеха, неловкости и ностальгии.

Необходима некоторая дистанция, которая отделяет слова обыденного языка от ярко экспрессивно окрашенных сленговых слов. На это хорошо работают иноязычные вкрапления: «лайк» и «найс» — своего рода усиление положительной оценки, которая вкладывается в слова «милый» и «нравиться». Здесь кроется и ответ на вопрос, почему интернет-сленг может вызывать раздражение. Он всегда должен быть «в тему», стилистически уместным. Информационное пространство сегодня делает его гораздо более заметным для тех, кто вне контекста.

Можно ли сказать, что заимствования из иностранных языков напрямую зависят от образования человека и его культурного уровня? И в будущем в школе учительница русского языка скажет ученику: «Хватит хайпить!». И никто не удивится.

– С лингвистической точки зрения, заимствование — не признак нравственной деградации нации, а показатель здоровья языка, его способности адаптировать и инкорпорировать новые элементы. В процессе усвоения заимствованные слова включаются в словообразовательные процессы и следуют продуктивным моделям «принимающего языка».

Другое дело, что языковые факты можно по-разному осмыслить. Время от времени случаются настоящие «моральные паники» на тему заимствованных слов. Можно вспомнить еще полемику славянофилов и западников. Со временем поборники языковой чистоты свыклись со словами «панталоны, фрак, жилет». Сейчас никого не беспокоит, что мы используем заимствованные слова «балет» или «пальто».

Человек, получая образование, выучивает множество заимствованных терминов. О физике, театре, моде и философии невозможно составить представление и рассуждать, игнорируя иноязычную лексику.

А если немного поразмыслить над тем языковым пуризмом, который еще в XIX веке высмеивали фразой про «мокроступы и позорище», то легко можно обнаружить в нем националистический подтекст, куда более опасный, чем безобидные «лайки».

Технологии сейчас задают речевой тон? Отразится ли это на том, как мы думаем?

– Философу и филологу Маршаллу Маклюэну принадлежит знаменитая фраза Medium is the message. Вольный перевод: средства коммуникации во многом определяют ее характер. Так было всегда.

Филологи и историки в качестве основных поворотных моментов называют появление письменности, но особенно — распространение книгопечатания, так называемую «революцию Гуттенберга», благодаря которой письменные тексты стали по-настоящему широко доступны.

Об эпохе интернета в этом смысле говорят как об эпохе «новой устности». В интернет-общении появляется все больше невербальных компонентов — смайликов, эмоджи (анимоджи и так далее), гифок, видео. Никто не мешает писать посты на несколько экранов, но запрос на визуальный и аудио контент только растет — бум подкастов, популярность приложений Instagram и TikTok не оставляют сомнений в этом.

Читайте интервью полностью в источнике: 

https://hi-tech.mail.ru/review/chto-budet-s-russkim-yazykom/?social=fb&fbclid=IwAR3AdqpDiMxA6ht965fVAtJydhFif8SzuzhYzwPCDh6CLyWceFEqThqWhnc#a02

#уцря #русскийязык #курсыркимгу #методикарки

Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.